Site icon Клуб "Темп"

Интервью с Юрием Базилевским

Юра, привет! Надеюсь, у тебя найдется время ответить на вопросы интервью для читателей Клуба «Темп» за длинные часы перелета из Буэнос-Айреса в Челябинск. 

Расскажи, пожалуйста, о своей подготовке, своих впечатлениях и выступлении на Ironman Argentina Mar del Plata, который в этом году был еще и чемпионатом Южной Америки и собрал многих сильнейших спортсменов?

Это мой второй старт на Чемпионате Южной Америки. Первый был в конце мая 2017 в Бразилии, где конкуренция была намного ниже, так как многие сильные атлеты в это время уже были со слотами.

Состав участников был сильный, половина — иностранцы, приехавшие за слотами, а также аргентинцы с бразильцами и чилийцами, привыкшие к местным ветрам. Поездка получилась случайно, основным стартом сезона был Ironman Korea, но он был отменен из-за пришедшего в ночь перед стартом тайфуна. Организаторы предложили слоты на другие гонки, и мы с моим тренером Евгением Хабаровым остановились на Аргентине.

Для акклиматизации пришлось прилететь на место старта заранее и пожить в скромной квартире три недели аргентинской жизнью.

Удивило, что в городе на 500 тысяч человек есть три хороших вело-триатлонных магазина. Место оказалось не жарким и очень ветреным (об этом меня предупреждали, но я не думал, что будет настолько ветрено).В Мар дель Плате есть открытый велотрек, бассейны 50 и 25 м, хороший беговой стадион. 

Организован триатлон был очень по-аргентински: очень душевно, без проколов, но всё делается в последний момент. 

Утром, придя в транзитку, я понял, что подмерзаю в лёгком пуховике, и было объявлено, что плавание сократили до 3 км (сколько было реально, никто не знает, буйки бросили рано утром 🙂 ) Жил рядом со стартом, поэтому переодеться в гидрик сбегал домой. Комфортное плавание в два круга, волна — но длинная, океанская, в драку не лез, плыл чуть в стороне. Вода была не очень холодная. Под гидрик поддевал неопреновые шорты, снятие которых чуть увеличило время первой транзитки.

После выхода из воды сразу почувствовал холодный песок, и, прыгнув на вел, с трудом вправил холодные ноги в шоссейные туфли с гребенками. Вел по ветру вдоль берега был легок и податлив, было чуть холодновато, но напрягали прошивавшие меня ребята на мощности за 250 Вт, скорость доходила до 57 км/ч, и с привычкой к низкому каденсу на 56-ой ассиметрике я забалтывался. После разворота я как будто уперся в стену. Иногда скорость падала до 17 км/ч. Парня на двух 80х развернуло на 90 градусов поперек дороги. У меня стоял диск и 80-ка, и много сил уходило на поимку вела, сильно болела шея от напряжения в руках. Парень на очень обтекаемом Diamondback просто не смог ехать…

Ветер был 45 км/ч с порывами до 70. Первый раз было так, что я не мог оторвать руки от лежака, чтобы попить или поесть… Больше всего досталось некрупным девчонкам: они очень медленно двигались вперед, и иногда их просто сдувало. Асфальт был местами плохой, с ямами-буграми и опасными продольными трещинами.

Смог съесть только две солевые капсулы, ещё две вылетели из контейнера на кочке. Понимающие маршалы жестко следили за участниками по всей трассе, хотя смысла драфтить, когда ветер то в правую скулу, то в левую, не было. Привычка крутить силовые 65 оборотов, к чему располагает ассиметрик, и что очень хорошо работает на роллинг-хилс, тоже сработала в большой минус, ребятам с каденсом под 90 было попроще. Съел 17 гелей, разведенных во фляжке, и два взял по ходу на пунктах питания, доливал воду во флягу и взбалтывал загустевшие гели. Пару раз на ходу сходил в туалет, подмерзнув. Так прошло три круга.

Быстро проскочил вторую транзитку и побежал легко и непринужденно по ветру… разворот —  и ветер в лицо, и бежишь как в гору, и рваный темп. На пунктах питания пил, ел гели и апельсины. На 30 км жестко накрыло, по ощущениям бегу так же, а скорость сильно упала, смог раскрутиться только к 38 км, когда спрятался за ветер.

Сильно обгорел на очень агрессивном солнце, кремами не пользуюсь, чтобы не ухудшать кожное дыхание. Итог — 12-ый в самой многочисленной группе на гонке, и 14 слотов в группе на Кону. Выиграл у 13-ого одну сотую секунды, в двух минутах нас забежало четверо… 

Ты вновь получил заветный жетон. Расскажи, что тебя привлекает в Коне? Насколько сильные впечатления остаются от Чемпионата мира? В этом году много триатлетов из России после отличных выступлений на Ironman могли бы забрать слоты на Кону. Однако, некоторые этого не сделали. Как ты считаешь, это современная мода такая? Что они теряют, и что приобретают те, кто все же едет на “островок”?

Кона — это особый мир, и там “зашло — не зашло”, “моё — не моё”. Долгие перелеты, жара и лавовые поля… Но это место, где зародился триатлон, где всё им живет и дышит. Когда на старте рядом с тобой 2500 человек, прошедших отбор и заряженных на победу, все держатся и упираются до конца, появляются сзади из небытия и уходят вперед. При выстреле пушки тебе прилетает по голове, и всё плавание ты с кем-то толкаешься, а в последний раз прилетает, когда уже коснулся дна, вода бурлит и кипит.

Играет роль финансовый фактор: Кона — очень недешевая история, особенно после середины лета, когда уже нет жилья, и билеты стоят больших денег. Многие съездили один раз и взяли паузу. Кто-то тренируется, а кто-то ждет перехода в новую группу.

Почему в любительских триатлонах в основном участвуют триатлонисты, но выигрывают лыжники (кроме случаев, когда плавание и драфтинг определяют результат)? Может быть, дело в психологической закалке? И как эту закалку, силу воли, тренировать? Мне кажется, что после погружения в пещеру с аквалангом — уже ничего не страшно. Или это не так?

Лыжи — это отдельная история. Когда я добегал первые лыжные марафоны, настоящие лыжники (которые теперь триатлеты) уже в душ успевали сходить.

В длинном триатлоне голова — это оч большая часть успехов и провалов, дело именно в ней. Страх в пещере — это очень хорошее чувство, все безбашенно-бесстрашные  улетают или тонут, страх говорит тебе, когда ты далеко и глубоко: “Мужик, ты перебираешь, давай назад, ведь там впереди серая зона, чуть что не так пойдет и не выйдешь”. Терпеть и все контролировать, находиться в моменте здесь и сейчас, как в пещере глубоко под водой, когда смотришь на себя со стороны: «да это я, и я застрял, и запутался, и намутил, но я пока живой, и газ пока есть, хоть и мало, но надо выбираться».

Так и на дистанции — я бегу, и пока не встал, ничего не отказало, и желудок работает, и на веле не упал, и в глаз в воде не прилетело, значит, надо напрячься и шевелить ногами. Финиш всего в 20 км, двигаемся, держим темп, собравшись в кулак, а там видно будет.

Я иногда слежу за тобой в Страве и вижу, что ты тренируешься практически на одних и тех же маршрутах. Не надоедает? Или в этом как раз дзен триатлона? Какие тренировки для длинного триатлона ты считаешь самыми полезными?

Стандартные маршруты для бега и вела, выверенные годами, где можно делать всё четко по плану, с минимальными потерями времени на приезд-отъезд. Конечно, однообразие надоедает, хочется в Пафос, в «Веронику», а то дома собак на дороге по кличкам знаешь, которые на тебя лаять выбегают.

Самые полезные — это тяжелые работы, выполненные по плану, без отговорок на внешние факторы — работа стоит в плане и она должна быть сделана.

Как ты находишь баланс между триатлоном, работой, личной жизнью?

Баланс находить тяжело, все время работа в голове на тренировках и выездах. Голова в работе, а потом претворяешь мысли в жизнь, дистанционно или после возвращения…

После 25 лет спелеологии и глубоких пещер, осталась привычка, когда перед большой экспедицией берешь кроху-сынишку и идешь с ним гулять в парк, и там делаешь фото с мыслями «если утону то хоть немного будет помнить» :-). Стараюсь всегда брать сына с собой на сборы и старты.

Один доктор-блогер в интернете утверждает, что у многотренирующихся триатлетов должен быть пониженный тестостерон. Как к этому относиться? Ты принимаешь какие-нибудь БАДы, лекарства, средства народной медицины для восстановления от триатлона?

Иногда сдаю анализы — тестостерон нормальный. В тяжелые нагрузочные месяцы пью мультивитамины, но месяц пью, месяц не пью, ставлю пару раз в год комплексы витаминов В. Ведь я живу в очень экологически неблагополучном регионе. Два раза в год проставляю хондропротекторы Умею ставить себе аскорбинку и иммуномодуляторы, если надо вдруг перед стартом (обычно после длинного перелета резко на пике формы начинаешь заболевать).

И в продолжение вопроса, если готовишься к длинным триатлонам, то как-то меняется отношение к женщинам? К вину? К мясу?

Как там у классика:  «Меня пугают мужчины, которые сторонятся вина и общества прелестных дам:-)». Крайности точно не по мне, хотя совсем не пил алкоголь с 2004 по 2012, не хотелось. Постепенно пришло понимание, что совсем не пить и запиваться — это две стороны одной медали, что жесткие табу в голове к вещам, которые глубоко в нашей культуре, ни к чему.

По мере возможности стараюсь есть как можно чаще стейки с кровью, карпаччо, говяжьи тартары. С удовольствием перед днём отдыха раз в неделю готов выпить немного пива (1 л нефильтрованного) или вина (0,4л), а больше — это уже сонная доза, с друзьями. Но в субботу частенько после тяжелого зала в конце загрузочной недели тихонько засыпаю. Алкоголь получается не чаще одного раза в месяц. Один, два раза в год после чего-то значимого могу выпить и чувствовать утром, что вечер удался.

Как ты питаешься, что считаешь правильным? И что для тебя “боевой вес”? Стоит ли худеть, чтобы добиться лучших результатов в триатлоне? 

Ем все подряд, свинину редко, только шашлык на природе, и минимум жирного. Очень люблю стейки и хорошую японскую кухню. Много зеленого чая или горячей воды с вареньем, в машине всегда термос с кипяточком. 

Набрать вес мне намного сложнее, чем скинуть. Я выходил из пещеры 65 кг при росте 187-189 (рост зависит от растяжки или йоги), рекордный минимум 63 кг, когда серьезно болел, но строгая немецкая доктор, предупредила, что если уйду за 60, то не выберусь. 

Был период, когда нужно было перевалить 70 кг и там закрепиться, чтобы держать мощность на веле,  для этого пил перед сном по две порции гейнеров, получилось.

Зачем тебе тренер? Стал бы ты сам кого-нибудь тренировать?

Мы дружим с моим замечательным тренером Евгением Хабаровым, он все видит и знает про меня, его тренерский опыт и интуиция позволяют нам вместе добиваться результатов. Он четко знает, где надо поддавить, что и когда сказать, а где — отпустить «да отдохни после перелета, так лучше будет». 

Я подводный глубоко пещерный инструктор с 1995 года, да и много лет учил с молодежь сухой спелеологии. Тренер — это очень большая ответственность, и если что-то делать, то надо очень хорошо. Мне будет тяжело быть немного тренером, нужно будет просвещать себя этому целиком, и это не очень стыкуется с существующим бизнесом.

Где ты работаешь ? Чем занимаешься кроме триатлона?

У меня уже 25 лет свой бизнес с напарником, другом, компаньоном Алексеем Васильевых. Это магазин хорошей брендовой одежды в Челябинске Underground sport в формате “семья едет на загородный отдых”, там же магазин всего для подводной охоты “Водолаз.РФ”, он же один из крупнейших on-line магазинов СНГ для всего, что под водой, плюс своя торговая марка Narwhal.

Сейчас по подводным темам мы открываем представительство в Москве, ищем помещение.

Чтобы ты еще посоветовал тем, кто готовится к длинным дистанциям?

Найти старшего тренера по триатлону, спеца по длинным дистанциям, с кем будет совпадать химия в голове (я люблю говорить Евгению: Каков поп, таков и приход), тренера для очных тренировок по плаванию, тренера, чтобы позаниматься техникой бега, ну и тренера, который научит растягиваться, чтобы лечь на вел.

Не болеть, постоянство, постепенный рост нагрузок, не отлынивать, не искать оправданий слабостям. Гонка — это маленькая война. Надо убрать из планов на гонку такие мыслеформы, как «так мне будет комфортнее», «я так привык», «потом будет болеть», “это будет потом видно”, «я так не смогу», «натрет», «плохо пахнет», «липкое», «не вкусно», «неприятно», «неприлично», «далеко», «дорого», «не смогу», «страшно», «соперники ведь такие сильные». Всем плохо и тяжело — посмотрите финишное интервью Яна Фродено этого года, он почти до конца велоэтапа не понимал, что с Браунли, тяжело ему, или играет, хотя посматривал по сторонам через низ, и на беге он выглядел очень расслабленным, а говорит, что бежал на пределе.

Как строится твоя работа с Евгением Хабаровым и с кем еще из тренеров кроме него ты работаешь?

С Евгением мы работаем почти пять лет. Выезжаем два-три раза в год на сборы или старты (весенний лагерь нашего клуба на Кипре обязательно!) Там он очно что-то поправляет, корректирует, ну и постоянно на связи в мессенджерах или по телефону. Чуть с выгрузкой запоздал — сразу звонок. Евгений расписывает все тренировки, и я уже их стыкую, если необходимо, с очными тренерами. 

У меня два тренера по плаванию: Наталья Юрьевна Бондаренко, мы с ней работаем уже 7 лет, с трудом перевалили рубеж 2 минуты через 2,5 часа в бассейне три раза в неделю, отобрались Кону в 2017 и Борисов Иван Михайлович. С ним мы занимаемся уже больше года, это сильные пробивные тренировки в позднем вечернем пустом пингвинарии (холодный мрачноватый бассейн). Полтора часа в сильной команде с мощными спарринг-партнерами, рядом с проф пловцами и сборами выходного дня, где всё про плавание, с жесткими режимами и хитрыми мотивациями.

Беговые работы зимой делаю с тренером по бегу Ежовым Владимиром. Дорабатываем технику и набираюсь всех беговых премудростей («Ты что как перворазрядник тормозишь!» :-), да и консультируюсь с ним по беговым вопросам и восстановлению.

Два года занимался с тренером по пилатесу, растяжке и йоге Мухамедзяновой Ларисой, до занятий с ней не мог сесть не велосипед и расслабить шею и плечи.

Очень хочу поблагодарить всех моих тренеров: спасибо за работу со мной, вы делаете меня быстрее, лучше, сильнее!

Отдельное спасибо нашему вождю, Алексею Калинину, за  открытость, организацию всех процессов и информационную поддержку, я частенько его вызваниваю и пытаю по вопросам вокруг триатлона и бизнеса.

Ваш Юрий Базилевский

facebook.com/bazilevskiy.yuriy

vk.com/id9904695

Вопросы для интервью — Наталия Борисова

Exit mobile version